Понедельник, 15 июля 2024

51. Самозвоны (350 стр. – 352 стр.)

Как уже было сказано, колокола имели громадное значение в гражданской жизни разных народов.

В дурную погоду колокола служили указателями дороги. Звон в колокола был обязателен не только в непогоду в горах, но также и в равнинах при снежных бурях.

В России в начале шестидесятых годов полиция приказывала звонить по селам днем и ночью для указания дороги в снежные ураганы. В некоторых местностях России этот обычай сохранился до последнего времени. По поводу снежных метелей, столь часто в России бывающих, при которых нередко случалось гибнуть и лю­дям, ими застигнутым, сочтено полезным предложить хозяевам об устройстве в селениях самозвонов. Это орудие, будучи приводимо в движение ветром, звонит, и тем указывает прохожим и проезжим, застигнутым метелью, на место, где они могут укрыться от вьюги и сохраниться от опасности.

В №№3 и 4 «Записок Императорскаго Общества сельскаго хо­зяйства южной России» 1845 г. напечатана статья г. Христофорова о самозвоне или колокольчике, приводимом в действие ветром, и приложены правила устройства снаряда, с надлежащими к тому чертежами. Пользу самозвона г. Христофоров объясняет так: «От вы­соты С.-Готара до наших степей южной России, много говорили и писали о том, как полезен звон колокольчика во время метелей, осо­бенно ночью, когда зрение должно быть заменено слухом. К со­жалению, колокольчики, выставленные у нас по дорогам при заез­жих домах не приносят ожидаемой пользы, потому что приведение их в действие возлагается иногда на такого человека, который по лености или беспечности часто забывает звонить, когда нужно.

Из многих печальных примеров, нередко повторяющихся в на­ших степях: человек вышел за водою, сбился с дороги, и его нашли замерзшим в нескольких верстах от деревни. Всякий знает, как от­радно во время метели услышать лай собаки; но это голос живот­ного, а не зов человека.

Желание избавить путешественника от опасности и человека от труда звонить подало мне мысль предоставить приведение коло­кольчика в движение самому ветру; как этот способ сберегает труд, и заставляет действовать природу, то и польза его очевидна».

Редакция «Записок Императорскаго Общества сельскаго хозяй­ства южной России», в примечании к статье о самозвоне, присово­купляет: «Минувшею зимою выставлена была, на несколько време­ни, у казармы одесской арестантской роты гражданского ведомства, модель самозвона в большом виде, устроенная изобретателем его г. Христофоровым. При каждом несколько сильном ветре, самозвон г. Христофорова приходил в движение и продолжительно звонил.

«Члены Общества сельского хозяйства южной России, Е. Г. Га­гарин и Бомон, которым поручено было Обществом освидетель­ствовать это изобретение, донесли, что по простоте и прочности устройства самозвона, по их мнению, всякому легко пользоваться этим изобретением, и что его польза неоспорима во время метели, в наших степных пространствах».

Не сомневаясь в действительной пользе самозвона, имеющего целью предупреждать несчастные случаи, могущие быть с путешес­твенниками во время бурь и метелей, так часто случающихся в степ­ных наших губерниях, директор департамента Сельского хозяйства министерства Государственных имуществ приказал учрежденной при Департаменте Комиссии для дел технических и строительных сделать модель самозвона по чертежу, приложенному к описанию самозвона г. Христофорова, и подвергнуть ее испытаниям на от­крытом воздухе. В мае месяце 1846 года, модель самозвона, сделан­ная в Технологическом институте (по масштабу в 1/8 аршина), вы­ставлена была на крыше дома, занимаемого департаментом Сельского хозяйства, в С.-Петербурге в Большой Миллионной улице.

Члены Комиссии, наблюдавшие за действием самозвона в тече­ние 8 дней, убедились, что при каждом, даже незначительном ветре, колокольчик производил звон. На основании таких наблюдений, Комиссия для дел технических и строительных, журналом от 3 июня 1846 года донесла директору департамента Сельского хозяйства, что самозвон, действительно, может вполне соответствовать предпола­гаемой цели и, по системе своего устройства, постоянно производя звон, с какой бы стороны ни было движение ветра, может указывать путь к большим дорогам или селениям, смотря по тому, где самозвоны устроены, и что весьма полезно было бы распространять вве­дение их в местах степных, где несчастные случаи с путешественни­ками от бурь и метелей, преимущественно встречаются.

В начале февраля месяца 1847 года, директор департамента Сельского хозяйства приказал повторить опыты над самозвоном в зимние месяцы, в Лесном и Межевом институте, как месте заго­родном и более открытом. Директором Лесного и Межевого инсти­тута рапортом от 3 апреля донесено департаменту Сельского хозяй­ства, что модель самозвона, изобретенного г. Христофоровым, была поставлена на крыше главного корпуса, и в продолжение наблюде­ний постоянно производила звон при ветре умеренном, т.е. ско­рость которого была от пяти до десяти футов в секунду; но в одну ночь, от сильного порывистого ветра, пружина, служащая для уси­ления удара язычка в колокол, переломилась в точке изгиба ее 1).