Пятница, 1 марта 2024

34. Каменные, чугунные, железные, серебряные колокола (259 стр. – 260 стр.)

В XIX веке заметно стремление заменить дорого стоящий брон­зовый сплав для колоколов каким-либо другим более дешевым ме­таллом, например, сталью. Но попытки эти нельзя назвать удачны­ми, так как звук их резкий и они непрочны, хотя некоторые церкви Западной Европы и имеют стальные колокола, у которых железные языки устроены с бронзовыми подушками для мягкости звука.

Попытки заменить чем-нибудь колокольный металл встречают­ся в древности – правда, довольно редко. В Пекине имеется колокол из чугуна, в Тотьме из стекла, в Брауншвейге при церкви св. Власия хранится как редкость один деревянный колокол, очень старый, около трехсот лет, называвшийся некогда колоколом св. пятка, он употреблялся во времена еще католицизма, и в него звонили на страстной неделе. В Абиссинии из глины и в Соловецком монас­тыре даже из камня 1). Известен чугунный колокол, отлитый в Же­неве в 1610 году.

Таких каменных колоколов в Соловецком монастыре имеется всего только два. Каким образом они попали в монастырь, неиз­вестно, вернее всего, что они сделаны на месте братией в то время, когда еще медных колоколов не было в монастыре. Есть основание предположить, что идеей для создания колокола послужило древнее каменное же клепало (сделанное преп. Зосимой).

Нигде в другом месте, насколько нам известно, каменные коло­кола и била не употреблялись.

Чугунные колокола встречались и в России; так, например, такой колокол находился в Досифеевой пустыне на берегу реки Шексны.

Кто был этот Досифей – неизвестно. Рассказывают, что, когда Иван Васильевич Грозный путешествовал в Кириллов монастырь, на обратном пути он вышел на берег Шексны и в дремучем лесу встретил старца Досифея и посетил его келью. Он велел ему по­строить церковь и обещал помочь.

Действительно, в Москве он вспомнил свое обещание и прислал в Досифееву пустынь чугунный колокол. Колокол этот сохранился до нашего времени и недавно передан известным ученым Е. В. Бар­совым в Московское Археологическое общество, где он теперь и находится 1).

Позади церкви во имя Архангелов в селении Пхотрери (Сванетия) висит чугунный колокол западного изделия, тут же большая сигнальная труба 2).

В недавнее время сооружен в Харькове, единственный во всем мире, колокол из чистого серебра, конечно, с необходимой лигату­рой. Этот колокол предназначен для Успенского Кафедрального со­бора и сооружен по мысли архиепископа Амвросия в память избав­ления царской семьи во время крушения поезда близ станции Борок.

Он имеет аршин с четвертью высоты и весит 17 пудов 35 фунтов; на лицевой стороне его находятся вензелевые изображения Госуда­ря и Государыни, а под ними расположены пять медальонов с подпи­сями славянской вязью: Николай, Ксения, Георгий, Ольга и Миха­ил. На оборотной стороне подпись, кто соорудил колокол, а вокруг вала отмечено событие, в ознаменование которого колокол отлит.

Средства для сооружения этого колокола собраны среди духо­венства и других сословий Харьковской епархии. Каждый день, в час крушения императорского поезда, производится благовест в этот коло-кол 3).

В Руане находится колокол, долгое время считавшийся сереб­ряным. Жирарден, анализировавший его, говорит, что присутствие в больших колоколах драгоценного металла сомнительно. Он ду­мает, что литейщики вместо того, чтобы бросать приносимые им драгоценные металлы в тигли, заставляли жертвователей бросать их прямо в огонь. «Благодаря этому серебряная масса вместо того, чтобы быть прибавленной к бронзе, оставалась в золе, откуда ли­тейщики и вытаскивали ее, как только церемония кончалась и мас­терская    пустела» 4).