Воскресенье, 4 декабря 2022

Илья Дроздихин: По зову души звонарской

— Илья, как и когда в вашей жизни появились колокола?

— Когда мне было всего шесть лет, я очень полюбил колокольный звон и с удовольствием ходил в храм. Стою на земле — а там, вверху, происходит что-то невообразимое — звонят колокола, и так красиво. Как такое получается? У меня появилось страстное желание — попасть на колокольню, посмотреть, как приводят в движение колокола, увидеть, как работает звонарь. Стал просить священников пустить меня на колокольню — все отвечали отказом: «Ты еще маленький, не дай Бог, упадешь…» В десять лет меня, наконец, допустили на колокольню. Там я сразу понял, что хочу быть звонарем. Потом добился разрешения поучиться звонить. Местный звонарь показал, как и что делать, похлопал по плечу и сказал: «Вечером звонишь ты один, меня не будет». Я был в ужасе. Но все-таки вечером отзвонил, как полагается, хотя и очень боялся. С тех пор я и стал звонить в разных храмах.

Однажды даже попал на колокольню строящегося храма на патриаршем подворье. Мечтал там позвонить, но с этим было строго — никого не пускали. И вот как-то пришел я в этот храм на молебен, посмотрел на колокольню, и сердце сжалось — как же хотелось мне там позвонить! — звала душа звонарская. Помолился Серафиму Вырицкому, и в ту же минуту ко мне подходит охранник и спрашивает: «Не хотите звонарю немного помочь? Там не сложно, он просил…» Вот так я оказался на этой колокольне.

— Чем ваш Центр отличается от других центров колокольного искусства?

— Центр располагает закрытым помещением со звукоизоляцией, в котором звонарь может тренироваться на колоколах сколько угодно, никому не мешая и не смущаясь. Ученический звон на обычной колокольне тяжело перенести местным жителям. Поэтому наличие помещений с колоколами и звукоизоляцией очень актуально. Звонарь упражняется непосредственно на колоколах — пусть маленьких, но на настоящем инструменте. Еще один плюс, на мой взгляд, это четкая программа, расписанная по часам, наличие теоретических и практических экзаменов. Сейчас также осваиваем выездное обучение: набираем людей, живущих на периферии и желающих обучаться в нашем Центре, и посылаем к ним учителя. Были заявки от самых разных епархий, мне в свое время тоже пришлось много поездить. Сейчас курсы переполнены — больше пятидесяти человек мы принять не можем.

— Ваш Центр располагает ценной библиотекой, расскажите о ней, пожалуйста.

— Это самая большая «колокольная» библиотека в мире.  Среди них документы, собранные по архивам, книги, выпущенные большими тиражами, издания, к которым нет доступа в обычных библиотеках, а также аудио- и видеотека. Звонари, разумеется, всем этим активно пользуются. Но и любой желающий может прийти в библиотеку, почитать нужную ему книгу в читальном зале или сделать ксерокопию тут же, в Центре.

— И какая книга пользуется наибольшей популярностью?

— «История колоколов и колокололитейное дело на заводе товарищества  П.И. Оловянишников и С-вья». Издана она была в Ярославле в 1906 году. Это главный источник, по которому восстанавливали колокольное дело в современной России. Оловянишников — знаменитый дореволюционный литейщик, который отливал прекрасные колокола.

— Какие люди приходят в ваш центр, и чем они чаще всего интересуются?

— На курсы, как правило, поступают по рекомендации от храма или от монастыря для последующего послушания в нем, и таким людям мы отдаем приоритет. Также на курсах учатся музыканты и просто интересующиеся. Интересно, что многие из наших выпускников имели отношение к фолк-року и этнической музыке. По окончании курсов они чаще всего крестились.

В библиотеку, помимо звонарей, приходят студенты и аспиранты, пишущие работы по колокольной теме, и, конечно, журналисты. Колокола — сейчас бурно развивающаяся тема. Я точно знаю, что на эту тему уже защищено несколько кандидатских и докторских диссертаций.

— В вашем Центре есть музей колокольного искусства…

Он задумывался как музей колокольного звона. Приоритетами были не колокола, а звон — ведь мы пытаемся приобщить именно к звонам. Любой посетитель музея может попробовать позвонить — в закрытом помещении. Сейчас у нас в музее небольшая коллекция колоколов, среди них есть, например, колокол древней грузинской формы, он имеет форму конуса. Есть самые разные колокола из различных материалов — из глины, стали, чугуна. В общем, есть на что посмотреть.

Источник — Церквовный Вестник