Пятница, 1 марта 2024

Зову живых

День за днем, год за годом, век за веком звонят колокола. Будят в душе радость, зовут живых.

От самой колыбели напутствовал человека колокольный звон. Голос колокола призывал к покаянию, скорбел об умерших, обещал чудо духовного преображения.

«Благовествуй земле радость великую» — так писали на старых колоколах. Тысячелетняя история колоколов — это тысячелетняя история Христианства на Руси. Ныне молчаливые памятники истории некогда звучали как живые голоса.

Ударил с высотной башни набатный колокол — пожар, беда. Раздался вечевой — созывает народ на вече, решать важные дела. Осадный — неприятель у стен города. Торжественно гремят колокола — уходят вольно на битву. Колокола — очевидцы, участники событий, разделяли судьбу народных страдальцев, мученников. Колокола брали в плен, колокола наказывали кнутами, рвали языки, ссылали, иные умолкали навсегда.

Но в памяти народной, в приданиях, их голос продолжал звучать.

Есть целый град, стоящий многи веки
Невидимый, при озере. И было
Сие вот так: егда на Русь с татары
Егда татары кинулись на приступ,

Внезапну град содеялся невидим!
И по ся дни стоит незрим, и токмо
На озере, когда вода спокойна,
Как в зеркале, он кажет тень свою:

И видны стены с башнями градскими,
И терема узорчаты, часовни
И церкви с позлащенными главами…
и слышен оттуда гул колоколов.

Легенда, шагнув через столетие, стала действительностью. Фашистские захватчики не смогли отыскать знаменитые колокола новгородской Софии. Воды Ильмень озера укрыли их, словно древний град Китеж. Наступил мир и колокола вышли из своих таилищ. Но до прежних своих мест они не добрались. Не встречали они своим звоном как в старь, возращавшихся с войны победителей. Софийский собор стал музеем, а колокола — его экспонатом. Молчат колокола Новгорода. Умолкла и звонница Успенского собора в Ростове Великом. С XVI века тут звучали ростовские звоны наиболее самобытные из всех русских звонов.

К тысячестолетнему юбилею города возрождались ростовские звоны. Звонарь — самоучка, Александр Сергеевич Бутылин, собрал тех, кто не забыл приемы игры на старых колоколах.

Колокола отзвонили и умолкли вновь. Ростовские звонари ушли, не успев никому передать свое мастерство. Но, к счастью, осталась запись на пленке.

Вся русская музыка вышла из хора. В западной Европе она вышла из органа. И очень много сходства колокольной музыки и хоровой. Их многоголосная структура, их разделение по функциям. Школы звонарей не существовало ведь и колокола, и звон развивались в устных традициях по принципу «делай как я». И очень часто звонари чтобы запомнить тот или иной ритмический рисунок пропевали или выплясывали какие-то определенные частушки. Например, такая вот, одна группа говорила: «почем треска? почему треска?» а другая им отвечала: «две копейки с половиной, две копейки с половиной». Ну вот первая говорила «врешь, врешь, полторы! врешь, врешь, полторы!»

К молчавшим колоколам возвращается их прежний голос. На место разрушенных колоколов приходят новые, отливаемые современными умельцами.

Ростов, весна обновления. Долго ее ждали здесь. Под тяжестью тысячепудовых колоколов здесь изнемогли отреблевшие балки. Свежие и крепкие опоры подоспели вовремя. Скоро-скоро раздастся музыка, которая, казалось, умерла со старыми звонарями. Как прозвучит она теперь?

От самой колыбели напутствовал человека колокольный звон. Понятный каждому, он обращается к нашему сердцу. К нашей памяти и совести. Старые колокола помнят свои звоны. Они отзовутся каждому, кто захочет услышать их…

З. Канаевский
Ю. Пухначев