Воскресенье, 4 декабря 2022

Возрождение духовности

Верно сказано, неисповедимы пути Господни. Сергей Хаврошечкин, сын столяра и станочницы из поселка Горбово, бегавший сначала в местную школу, потом в Старорузскую, вряд ли думал о том, что учиться, а потом и учить он будет в столице, что станет кандидатом технических наук.

Он родился в 1951 году, в середине прошлого века. Много воды утекло с той поры, многое изменилось. Раз­валился нерушимый Советский Союз, нет теперь картонной фабрики в Горбове, но еще стоит старенькое здание шко­лы, в котором местная ребятня осваивала грамоту, В пятый класс ходить надо было уже в Старую Рузу. Частенько по пути из школы забегали мальчишки в полуразрушенное здание церкви, лазали по узкой лестнице на колокольню. Дух захватывало от высоты и какого-то непонятного благоговения. Не вписывался храм в атеистическую картину мира. И вроде не было ему места в той жизни, но стоял вопреки всему, возвышаясь над селом, напоминая о делах минувших и о том, что мир сложнее, чем нам порой кажется.

Надо сказать, что еще маль­чишкой он собирал сначала детекторные радиоприемники в мыльнице, потом транзисторные, выписывая детали по почте или покупая их в Москве на улице Горького или на Пятницкой. Это сегодня пойди в магазин — трудно выбрать, глаза разбегаются. В середине шестидесятых трудности были другого рода. Купить маленький радиоприемник было практически невозможно, и те, кто собирал их своими руками, вызывали огромное уважение окружающих. В девятом классе за такой приемник ему поставили «пятерку» за год по физике.

После школы Сергей поступил в техникум связи. Окончил его с отличием. Во время учебы, кстати, впервые увидел, что такое настоящая служба в загорских храмах (теперь город вновь называется Сергиев Посад). Тогда случалось ему и петь на клиросе.

Затем была армия, где вы­учился на радиста, потом стал начальником узла связи артил­лерийской бригады.

После срочной службы более двадцати лет работал в «Мостелефонстрое» — есть такой трест по строительству телекоммуни­каций и настройке оборудования связи. От техника дорос до на­чальника технического отдела треста. Закончил вечернее отде­ление Московского технического университета связи.

Очень часто приезжал и продолжает приезжать в родное Горбово. С бу­дущей женой познакомился на работе, а расписывались они в Старорузском сельсовете. Тогда еще был жив его отец, бывший фронтовик. Тот ушел из жизни в 53 года… А маму похоронили недавно. 1991 году, когда все вокруг сошло с привычной колеи и на страну обрушился рынок, Сергея Алексеевича при­гласили в совместное советско-британское предприятие, где он также занимался строительством систем связи. У иностранцев тоже есть чему поучиться.

Были в его биографии и такие страницы, о которых рассказать, к сожалению. пока нельзя. Можно лишь упомянуть, что тема его кандидатской диссертации (о цифровых системах коммутации) была закрытой, что в 2001 году он получил золотые часы от президента России, а в 2007-м был награжден медалью «90 лет-ВЧК-КГБ-ФСБ»

Довелось ему и преподавать в вузе. Выросли дети, появились внуки. На месте старого роди­тельского дома построил новый, в котором Сергей Алексеевич мечтает осесть.

И всегда его невольно при­тягивал горбовский храм Казанской иконы Божией Матери. Может, потому, что мама была человеком верующим и активной прихожанкой. Обрадо­вался, когда полоса запустения и разрушения закончилась и церковь начали потихоньку вос­станавливать.

Десять колоколов заказывали на частные средства — у кого на какой хватило. Самый маленький колокол весит четырнадцать килограммов. На самый большой ушло больше тонны. Есть среди них и колокол от семьи Хаврошечкиных.

В 2008 году, когда еще коло­кольня была в лесах, зазвуча­ли над Горбовом колокольные звоны, призывая прихожан на службу, возвещая о церковных праздниках. Кого может оставить равнодушным этот звон, плыву­щий над полями, перелесками, рекой?!

В 2008-м восстановление храма включили в феде­ральную целевую програм­му. Сергей Алексеевич делал сотни фотоснимков, фиксируя каждый этап возрождения па­мятника архитектуры. А однаж­ды зимой попросил церковного старосту Александра Констан­тиновича Комендантова открыть колокольню, на которой столько незабываемых часов провел в детстве.

Снегу на лестнице намело по пояс. Люков не было, на полу валялись обрывки веревок. За­хотелось навести здесь порядок. С той поры колокольня стала постоянным предметом заботы Сергея Алексеевича.

В интернете нашел коорди­наты школы звонарей и с сентября по декабрь 2012 года вечерами после работы ездил учиться в Школу Звонарей Ильи Дроздихина при храме Николая Чудотворца в Сабурове. Изучал уставный церковный колоколь­ный звон, историю колоколов и колокольного искусства. Зани­мался и теорией, и практикой.

Колокольня тоже преобрази­лась. Сергей Алексеевич сма­стерил люки, теперь снег внутрь не залетает. Сделал по уровню гидроизоляцию, предотвращаю­щую попадание влаги. Пере­ставил лестницы. Сын столяра никогда не забывал то, ему однажды научился, да и другие помогали.  Соорудили помост  для звонницы. Сварили метал­лические конструкции, подняли, установили. Легко сказать, осу­ществить все это было совсем не просто. Причем помогавшие даже денег за свой труд не взя­ли. Сергей Алексеевич оплатил только материалы.

А еще провел освещение, сделал подсветку — вечером колокольня стоит как свеча. И люди радуются, и у самого на душе теплее. Есть теперь и пульт управления системой колоколов: в правой руке — три зазвонных, под левую руку — тросики четы­рех подзвонных, три педали благовестников. Все организовано по нормативам.

—   В последние десятилетия многое изменилось в сознании людей. Пришло понимание, что нужна опора для духовной жизни, — говорит Сергей Алексеевич. — Мы с женой в нынешнем году и на Валааме побывали, и в Питере много храмов обошли, и в Под­московье немало святых мест объехали. Очень понравилось, как храм в Комлеве восстанови­ли. Хочется и в Горбове довести дело до конца. Будем стараться. Готовим документы, надеемся, что в 2014-м -2015 году нас снова включат в федеральную целевую программу.

Он еще работает, но в субботу и воскресенье спешит в родное Горбо­во. Перед службой и после нее поднимается на колокольню. И тогда оживают колокола, ведут свою партию.

—    Не нотами выводишь ме­лодию — сердцем, — признается Сергей Алексеевич. — Иной раз думаешь, как-то не так полу­чается — не то настроение. А иногда так выходит, что за­канчивать не хочется. И не зря говорят, что колокольный звон лечит, прогоняет из человека все злое, наносное.

Звонят в Горбове колокола, пробуждая в наших сердцах чувства добрые, возвращая душе опору.

Галина Рыбина,
газета «Красное знамя», №1 от 10 января 2013 г.